Прямая речь

Весь опыт

Реализованные проекты

Исследования

Конференции

Новости

Публикации в СМИ

06.04.2017

Партнер Strategy Partners Group Артем Малков рассказал о том, как российскому ОПК не отстать от промышленной революции

Сегодня в мире мы наблюдаем новую промышленную революцию и переход к «промышленности 4.0», что характеризуется в первую очередь распространением цифровизации, искусственного интеллекта (ИИ), больших данных (big data). В России один из ключевых, наиболее конкурентоспособных в глобальном масштабе сегментов промышленного производства – оборонно-промышленный комплекс. В ближайшем будущем, если мы хотим оставаться одним из мировых лидеров рынка вооружений, эти изменения должны затронуть и его.

Изменения в части цифровизации касаются не только самой оборонной промышленности, но и ее заказчиков – вооруженных сил стран мира. Характер будущих военных конфликтов – локальных, гибридных – будет способствовать дрейфу в сторону все большей интеграции на поле боя (на всех уровнях – оперативном, тактическом, стратегическом) за счет обмена большими массивами данных в реальном времени по защищенным каналам и в перспективе применения ИИ для обработки, анализа информации и синтеза выводов. Например, военная наука КНР после побед в игре го ИИ над человеком активно рассматривает возможности все большего привлечения ИИ для принятия решений в рамках военных операций в недалеком будущем. Интеграция касается не только различных систем вооружения и родов войск, но и методов невоенного воздействия на противника – кибератак и киберзащиты, пропаганды, финансово-экономических инструментов воздействия и проч.

Сегодня Google или Apple по собственным затратам на R&D в десятки раз превосходят оборонных лидеров США (Lockheed Martin, Raytheon и др.). Так, затраты Google и Microsoft на R&D в 2015 г. составили чуть больше $12 млрд у каждой компании. В то же время Lockheed Martin и Raytheon потратили $839 млн и $702 млн соответственно. Совокупные расходы только трех основных игроков IT-сектора США на R&D составляют $32 млрд, аналогичные расходы министерства обороны составляют $67 млрд, а резервов наличности на счетах Apple и Google достаточно, чтобы выкупить контрольный пакет практически любого гиганта ОПК США (Lockheed, General Dynamics, Raytheon и др.). Время, когда технологии переходили из военной промышленности в гражданскую, давно прошли – в последние десятилетия тренд обратный.

В этих условиях крупные компании – интеграторы оборонной промышленности должны будут все больше изменять свою бизнес-модель в сторону предложения комплексных решений для военных, а также смежных гражданских рынков (например, системы безопасности). При этом стоимость непосредственно «железа» и отдельных составляющих решения будет занимать все меньшую долю, в то время как плата за интеграцию, программную составляющую и сервисное обслуживание будет возрастать.

Мировые лидеры ОПК уже это понимают и предпринимают шаги по изменению модели своего бизнеса. В дополнение к активно развивающейся военной робототехнике и беспилотным системам вооружений (подводные лодки, надводные корабли, самолеты, бронетехника и проч.) все больше внимания уделяется их интеграции друг с другом и традиционными вооружениями – например, в рамках систем C4ISR. Возрастает роль сбора, передачи, анализа информации. Например, Lockheed Martin разработал и поставляет уже более чем 30 государственным организациям США программный продукт LM Wisdom, анализирующий интернет (социальные сети, СМИ и прочие открытые источники) для прогнозирования политической нестабильности в разных странах мира. Raytheon предлагает своим клиентам семейство IT-решений в области сбора, обработки и анализа больших данных (Intersect), используемых для принятия решений во время военных операций, обработки видеоизображений в рамках систем безопасности и видеонаблюдения.

В США многие, если не все, оборонные компании давно работают совместно с IT-гигантами. Факт сотрудничества находится, как правило, в секрете, в том числе и по репутационным причинам. Взаимодействие идет в рамках продажи лицензий и IP по корневым алгоритмам и базовым технологиям. А доработку до специализированного решения в сфере оборонной промышленности уже делают военные компании. Например, подразделение Websense корпорации Raytheon купило финское подразделение Intel в области кибербезопасности (Stonesoft, теперь переименовано в Forcepoint). Калифорнийская IT-компания ImageWare Systems, специализирующая на биометрии, подписала трехлетнее соглашение с Lockheed Martin, которая будет использовать платформу IDHaystack Identity в области идентификации личности для государственных органов США.

У нас ГК «Ростех» также недавно провозгласила своим лозунгом переход от «железа» к интеллекту. И почти сразу же Национальный центр информатизации, входящий в ГК, приобрел «Барс групп», российского производителя IT-решений. Российским компаниям важно разработать последовательный план действий по достижению заявленной цели и искать здесь новые подходы.

Российским оборонным компаниям критично развивать новые направления цифровизации своего производства и своей продукции за счет грамотно выстроенных партнерств. Новая бизнес-модель будет требовать ряда изменений. Корпоративная культура должна стать не только свободной и творческой, но и более предпринимательской. Потребуются новые компетенции, такие как программирование, проектное управление, запуск и развитие новых бизнесов с нуля. Кроме того, для достижения этой бизнес-модели требуется более высокая скорость и гибкость в принятии решений. Все эти качества можно найти у частных компаний в IT-секторе российской экономики – «Яндекса», IBS и проч.

Объединив доступ к госзаказу, понимание военного заказчика, компетенции в военной технике с навыками программирования и проектным управлением, можно получить новый облик российской оборонной промышленности, который ей, безусловно, нужен. Объединение должно позволять сохранить гибкость обеим сторонам, поэтому необходимо будет найти правильные форматы – SPV (проектные компании), покупка лицензий, совместные разработки и др.

Не сделав этого рывка, наши сегодняшние лидеры ОПК не смогут выйти на следующий технологический уровень и в лучшем случае станут нишевыми поставщиками «железа» в рамках комплексных систем ведения будущих военных действий.

Подробнее ...

 

© Strategy Partners Group, 1994-2017
Электронная почта: